Призвание

Как только автобус заехал в ущелье макс услышал:
— Мы тебя ждали.
В автобусе было много подростков, а еще учителя обоих классов, общим числом около сорока человек. Но никто, кроме Макса, не услышал этих слов.
За окном был знакомый пейзаж: сосны, ели, березы и деревянные кемпинги. В это время здесь было особенно красиво. Каждый год, в одну из суббот сентября класс, в котором учился Макс, выезжал на природу, а именно в это ущелье.
Автобус накренился, резко поворачивая на большую асфальтированную площадку, еще раз качнулся в другую сторону, вздохнул пневматическими легкими и остановился. Опять вздох и дверь открылась.
Первое, что ты чувствуешь, когда выходишь из автобуса, так это покалывание в носу от свежего воздуха. Макс стоял возле автобуса и наслаждался, тем как в его легкие проникает знакомая, но непривычная смесь из кислорода и озона, пропитанная еловыми ароматами.
— Мы тебя ждали.— снова прозвучали слова в голове Макса.
Что же, надо было поспешить. По опыту прошлого года, времени у него было не так уж и много.
Макс сделал вид, что помогает растаскивать вещи, и обошел автобус — здесь он был уже невидим для учителей. Сейчас самое сложное это пересечь дорогу.
Но судьба подкинула удачный момент. Вскрик и звук разбитого стекла. Судя по сожалеющим вздохам, была разбита бутылка не с соком. Массовка пошла осматривать место происшествия и утешать виновника. Это шанс! Несколько быстрых шагов, спуск, подъем, и снова спуск. И вот он уже среди высокого кустарника, перед самым подножием горы.
— Привет. — негромко произнес Макс.
— Привет. — ответила гора.
Он поднял голову оценивая, как и год назад, расстояние. Вершина была видна и казалась такой близкой. Но он то знал, реальное положение дел.
Макс проверил шнурки, отпил из своей походной бутылочки и пошел.
Уклон был совсем небольшой, и на данном этапе основную проблему доставляли большие кустарники, которые приходилось обходить.
Через полчаса, неспешного подъема, он уже был на достаточной высоте, чтобы автобус стал выглядеть игрушечным, а стоянка напоминала кусок ковролина, расстеленного прямо на траве, с бегающими по ней муравьями-людьми. Макс присел отдохнуть и оглядеться. По его оценкам преодолено было примерно четверть расстояния.
— Зря стараешься… — сказала скалистая гора слева.
«Да, да» подумал про себя Макс и продолжил свое восхождение.
Следующий привал состоялся только через два часа. Легкие горели от перенасыщения кислородом. Капельки пота, как утренняя роса на травке, качались на кончиках волос. Перед ним красовался огромный валун — этого рубежа он достиг в прошлом году. Тогда он был на год младше и еще не ходил на плавание… На южном боку валуна, где он не обрастает разноцветным мхом, красовались две перевернутые галочки — фирменный знак Макса. Здесь он сдался. Отсюда начал путь обратно. Сегодня эта высота была покорена без особых усилий. Стоянка с автобусом превратились в выцветшую почтовую марку на зеленом ковре.
14-летний подросток был маленьким паразитом на теле большой горы. Куда он лезет? Чего хочет?
— Ты уверен? — спросила гора.
Он не был уверен, что сможет. Но он знал, чего хочет. Он сотни раз представлял себя на вершине этой горы. Как раскидывает руки в стороны и ловит ветер. Как даже с закрытыми глазами ощущает высоту и чувствует вкус победы.
Макс снова оценил расстояние до вершины, она выглядела очень близкой — такой же близкой, как и внизу. Глоток воды придал ему сил и уверенности для продолжения своего пути. Времени еще было достаточно.

Времени никогда не бывает достаточно. Еще два часа остались позади, а если быть точней внизу. Половину этого времени Макс прошел достаточно комфортно. На этой высоте расположился сосновый лес, а уклон был не таким крутым. Не было ни кустов, ни колючек, ни, выскальзывающий из под ног, осколков горной породы. Здесь была густая тишина, и только Макс являлся раздражителем безмятежного спокойствия. Под ногами плавно проминался плотный настил из желтых иголок. Большая, аккуратно заправленная хвойная кровать так и приглашала прилечь под сосенку и забыть о своем бредовом плане восхождения. Но Макс был неумолим. Пройдя сквозь лес, он вышел к почти отвесному выступу.
— Может не стоит? — спросили горы хором.
Он был слишком близок, чтобы повернуть назад. До вершины оставалось каких-то двести метров. Двести метров смертельной опасности.
Думает ли о смерти подросток, который взбирается по скале? Думает ли он об этом, когда просто лезет на дерево? Думают ли об этом дети, когда прыгают с гаража на гараж, или с тарзанки в реку с неизвестным дном. Нет, не думают. И Макс не думал. Он просто ухватился за острый выступ и полез.
Интересное вещество под названием адреналин немалыми порциями впрыскивалось в кровь Макса на протяжении всех двухсот метров. Были и классические моменты выскальзывания камешка из-под кроссовки. Были и привалы в неудобном положении. Один раз он даже обернулся, чтобы посмотреть вниз — автобуса уж точно не разглядеть. Там внизу, наверное, уже заметили его пропажу. Но уши горят у него не поэтому, это уж точно.
Счастье было близко — на расстоянии всего пары метров. Максу даже не верилось. Он это сделал! Скала уже перестала быть крутой. Здесь уже можно было стоять, не держась руками. Еще немного, и он увидит, что же там! Он сделал последний рывок, обошел валун, загораживающий ему обзор, и вышел на почти ровную поверхность…
— Привет, — с усмешкой сказала гора.
Вымотанный до смерти Макс, не мог поверить в то, что он видел. Нет, вид, конечно же, был запредельно красив. Но это была не ВЕРШИНА, не перевал, не конец горы. Это была всего лишь очередная ступень. У подножия горы, там внизу, место, где сейчас стоял Макс, выглядело вершиной. Но это была не она.
— Вот, сука… — вырвалось у Макса.
Вид, перед ним был действительно красив. Зеленый подъем с редкими вкраплениями маленьких кустиков плавно перерастал в серую горную породу, которая Эйфелевой башней возвышалась над этим всем великолепием. Над ее острием кружили четыре большие птицы.
«Орлы», — подумал Макс.
Оценив расстояния до «башни» и ее высоту, он понял, что сопротивление бесполезно. Путь займет еще ровно столько же, а времени и сил уже не было. Пометив территорию двумя перевернутыми галочками и справив нужду, Макс начал спуск.
Отсюда, сверху он увидел, как можно было обогнуть, злосчастную скалистую двестиметровку. По этой траектории он и слез. Спуск занял ровно в четыре раза меньше времени, чем подъем.
На стоянке, как выразился бы сам Макс, все стояли на ушах. Схлопотав хороший подзатыльник от физрука, его буквально сунули в уже заведенный автобус и тронулись.
— Мы будем ждать тебя, — сказали горы вслед уезжающему будущему скалолазу.

Поделиться
Отправить
5 мес   рассказы
Популярное