Поезд и хулиган

I

Проржавевшая погнутая табличка оповещала о том, что дальше находится территория железнодорожной станции. Здесь только три пути, но чем дальше заходишь, тем больше их становится. Земля просто изрезана железными нитями, которые смыкаются и размыкаются подобно паутине. Воздух пропитан запахом мазута, маленькие лужицы которого выстроились в ряд между рельсами. Железная дорога напоминает огромную лестницу, упавшую в начале мироздания с небес на землю.
Вечером, когда солнце уходит за горизонт и по небу расплывается ярко-оранжевое пятно, станция превращается в город неземной цивилизации. По краям путей загораются маленькие светофоры. Мигая своими фиолетовыми глазками, они выстраиваются в очередь и наблюдают за дорогой.
Всю картину дополняют беспорядочно расставленные столбы, печально склонившие головы-громкоговорители от того, что не могут сдвинуться с места, имея под собой всего лишь одну ногу. Изредка в тишине раздается их жалобный разговор, оставляющий за собой многократное эхо. И только мимо проезжающий поезд приветствовал их звонким гудком и торопливо исчезал вдали.
Ровно в 19.50 по местному времени поезд под номером 136 проезжал мимо этого заброшенного отрезка дороги и ровно в 20.00 он прибывал на станцию «Солнечная» в городе Скове. Точно по графику. О чем тут же сообщали печальные рупоры. Так было всегда.

===
Высокие железобетонные постройки стояли в ожидании неизвестно чего и смотрели друг на друга пустыми глазницами разбитых окон. Узкие проходы между ними были усыпаны переливающимися на солнце бриллиантами битого стекла. Эти несметные богатства похрустывали под ботинками Мартина, нарушая оглушающую тишину этих мест. Осматриваясь и оглядываясь, он медленно продолжал пробираться между награмождениями металлолома. Наконец Мартин вышел на открытый участок, изрезанный рельсами. Дальше бесконечные дикие поля.
Пересекая восьмой путь, Мартин остановился. Маленький дерзкий камешек безжалостно атаковал его пятку при каждом шаге. Высунув его из потрепанной кроссовки, он положил его на рельсу и уселся рядом. Некоторое время ничего не происходило. Мартин смотрел на камень, камень лежал на рельсе, рельса уходила вдаль, откуда должен был прийти поезд. Еще через несколько минут камень начал двигаться от легкой вибрации и вскоре упал на шпалу. Парень поднялся с дороги и оценивающе посмотрел вдаль.

  • Едет, — сказал он вслух.

===
Поезд набирал скорость. Это был очень старый состав, но пока на ходовых характеристиках его возраст никак не сказывался. Превысить скорость в 100 км/ч для него было обычное дело.
Было время, когда Поезд был совсем еще молодым. Его новенький корпус светился серебром и знатные господа помогали дамам пройти в его вагоны, а по узким коридорам бегали дети. Поезд очень любил детей. Наверное, по большей части от того, что дети очень любили его.
Сидя в колясках или на руках у своих матерей, они восхищенно рассматривали его мощные колеса и бесконечно показывали пальцами в его сторону. Это было очень давно.
Теперь старый Паровоз сменил фамилию. Из «пассажирского» он стал «грузовым». Его корпус проржавел в нескольких местах и уже не блестит, как прежде. Черный, как уголь, весь в пятнах мазута, он возит контейнеры от пункта А до пункта Б. Но его это нисколько не смущает. Он исправно выполняет свою работу и, похоже, не собирается на пенсию. Хотя многие, даже более молодые, уже переплавлены. Поезд гордился тем, что за многие годы своей работы он ни разу не опоздал — работая точно по графику. Для него это было делом первостепенной важности.
Поезд набирал скорость. Не от того, что он опаздывал, а потому, что он боялся. Большой, мощный, сильный поезд боялся.

===
Мартин любовался своим построением. Да! Сегодня он потрудился на славу. Небольшая насыпь из камней, потом нагромождение из металлолома и снова камни. И хотя воздвижение этого монумента заняло несколько минут, Мартин сильно устал.
А поезд был уже близко.
Чух-чух. Чух-чух. Ближе и ближе.
Мартин занял свою обычную позицию — лежа между рельсами первого пути — и стал наблюдать за приближающимся локомотивом.
«Сегодня он точно сойдет с рельс!» — подумал парень, улыбнувшись.

===
Он не ехал — он летел. Поезд несся с бешенной скоростью. С каждой секундой он приближался к непонятному сооружению, возвышающемуся прямо на его пути.
Это все хулиганы! А, вернее, хулиган. Это дьявольское отродье! Которое присосалось к нему, как пиявка.
Все ближе и ближе.
Это его рук дело!
Чухучухучухучух…
До баррикады оставались считанные метры. Если бы поезд был человеком, он бы закрыл глаза.

===
…Проскрежетал. Звук, от которого кажется, что в уши тебе засовывают вязальные спицы, по-другому не назовешь. Мартин сморщился и инстинктивно закрыл голову руками. Грохот усиливался. Мелкие камешки посыпались на его спину. И это с такого-то расстояния! Он немного испугался. А что, если взорвется? И какая-нибудь крупная деталь (колесо!) рухнет прямо на него. В голове Мартина вырисовывалась четкая картина того, как тяжелое колесо от вагона проламывает ему хребет. Отбивная по-железнодорожному. Мартин съежился, готовясь к удару.

===
Проскочил!

===
Ничего особенного не происходило. Только стук колес удаляющегося поезда. (Действительно, ничего особенного). Это Мартин слышал уже сотню раз. Он встал. Никакого огня, никаких поваленных вагонов. Почти никаких изменений. Вот только на том месте, где он поставил свою скульптуру под названием «Остановись!», был некий беспорядок. Разбросанные камни и раскуроченные куски металлолома валялись на несколько десятков метров от эпицентра. Парень встал и отряхнулся. Воздух был пропитан запахом озона. Так всегда происходит, когда высекаешь искру из камня. А искр тут минуту назад было много.
Мартин посмотрел на хвост уже почти скрывшегося за поворотом локомотива. Его глаза налились кровью. В голове выстроившись в очередь, образовывались нецензурные выражения всех типов и сочетаний, какие можно было только придумать. В таком застывшем положении он простоял десять минут. Ровно столько времени понадобилось поезду, чтобы доехать до станции «Солнечная».
Из забытья Мартина вывел старый друг паровоза — громкоговоритель. Закрепленный на деревянном потрескавшемся столбе примерно в трех метрах над головой хулигана, он сообщил, что «сто тридцать шестой прибыл вовремя».

  • Заткнись, скотина! — закричал Мартин и, схватив камень по форме и размеру напоминающий яйцо, метнул его в дряхлый рупор.
    Раздался звон. Такой звон раздается, когда на корабле созывают матросов на ужин. Громкоговоритель слетел с крепления и повис на проводе. Немного прохрипев, он затих.

===
Поезд стоял. Сотни людей, словно муравьи копошились около него. Некоторые несли ящики перед собой, другие мешки на себе, третьи тащили тележки за собой. Работа кипела, поезд остывал. Поезд очень хотел, чтобы завтра он также здесь стоял и охлаждался после нелегкого пути. Который становился еще более трудным благодаря Мартину.

II

Мартин бежал. Никогда еще в своей жизни он так быстро не бегал. Легкие пылали от перенасыщения кислородом. В левом боку усиливались колики. Все тело было изрезано струйками горячего пота. Но ничего из этого не заставило Мартина остановиться. Он опаздывал.
Приближаясь к заброшенной станции, он услышал до боли знакомый ему звук.
Чух-чух. Чух-чух. И еще стук колес. Выбежав на пути, он остановился. Его глаза раскрылись, как у сумасшедшей собаки. Что же такого он увидел? Это был вагон. Обычный, последний, мерзкий, говняный вагон! Который с каждой секундой все дальше и дальше уходил от тяжело дышащего Мартина.

===
Поезд проезжал злополучный участок. Хулигана не было. Какое,
однако, счастье, когда возле дороги нет хулигана. Можно
чух-чухать в свое удовольствие.

===

  • Дерьмо! — закричал Мартин, надрывая глотку. Последний вагон неумолимо уменьшался прямо на его глазах.
    Парень нагнулся и, пошарив рукой, нашел камень, удобный для метания. Просто так он его не отпустит. Держи!
    Снаряд, выпущенный из руки Мартина, пролетел около сорока метров и приземлился на шпалы, не достигнув цели.
  • Дерьмо! — еще раз крикнул хулиган. На этот раз дерьмо получилось не таким громким.

III

Поезд был слишком старым, чтобы за ним ухаживали. После определенного возраста о тебе забывают. Ты превращаешься в «само собой разумеющееся», в то, что, по мнению остальных, было всегда, то есть в вечное. А за вечным ухаживать не надо.
У поезда не было ни единого целого стекла (старания Мартина), везде были вмятины, а кое-где и пробоины (Мартин постарался). И, похоже, ни кому не было дела до этого. Ну и что! Лишь бы не переплавили.
А залогом того, что тебя не расплавят, был график. Работаешь по графику? Годен. Отстаешь? В печку. Все очень просто. Поезду ой как не хотелось в печку. Поэтому его священным писанием был график. Одна единственная заповедь — приезжай вовремя.
Есть Бог — есть дьявол.
Есть график — есть Мартин.
Что же сегодня это воплощение ада придумает? С этой мыслью поезд локтями начал расталкивать колеса.
Чух… Чух…

===
Сегодня Мартин был еще более уставшим. Но опять же это была приятная усталость. Он отошел от кучи и с большой любовью в глазах посмотрел на свое творение. Так обычно скульптор смотрит на только что завершенную скульптуру.
Мартин закинул еще пару веток наверх остальных. Последний штрих, так сказать. И снова отошел. Это будет большой костер. Такому костру любой пионер позавидует.

===
Чухучух, чухучух — мчался поезд.

===
Чирк, чирк — чиркал спичкой Мартин.

===
На горизонте появилось второе солнце — вот что увидел поезд, приближаясь к самому неприятному и холодящему топливо участку. Участку, где его поджидал Мартин.
Такого заката за всю свою долгую жизнь локомотив N 136 никогда еще не видел. Подъехав еще ближе, поезд задрожал. Второе солнце оказалось огромным костром — адским пепелищем, которое развел посланник дьявола — Мартин.

===
Посланник дьявола как обычно лежал между рельсами первого пути и наблюдал, как его костер разгорался все сильней и сильней. Раньше Мартин даже и не подозревал, что костры могут так громко шуметь. Треск веток заглушал все остальные звуки в округе, если таковые имелись. Поэтому хулиган не слышал приближения поезда и вздрогнул, когда тот пронесся мимо.

===
Поезд не сомневался, что и это препятствие он проскочит. Но что, если он загорится? Ведь весь его потрепанный временем и Мартином корпус был в пятнах мазута, которые очень восприимчивы к огню. Что если он загорится и не сможет потухнуть? Ведь от встречного ветра огонь будет только разгораться. И на станцию «Солнечная» прибудет «солнечный поезд», охваченный огнем.
С такими мыслями поезд столкнулся с костром, который зажег Мартин.

===
Зрелище было потрясающее. С одной стороны входит обычный локомотив. А с другой выходит горящий. Создавалось впечатление, что огонь от костра растягивается в сторону движения поезда. Несколько минут Мартин радовался, как ребенок, увидевший клоуна с шариками. Но чем дальше поезд уходил от эпицентра огня, тем меньше становилось у клоуна шариков.
Когда последний вагон проходил мимо Мартина — первый уже потух. Улыбка медленно сошла с лица хулигана. Он готов был заплакать. Разочарование и зло заполнили парня до кончиков ушей. Он развернулся и тихонько пошел прочь. А в голове рождался новый план на завтра.

===
Опасения поезда не были беспочвенными. В какой-то момент он подумал, что огонь, охвативший его железные бока, распространится и ему не придется ждать, пока его переплавят. Он сам переплавится без чьей-либо помощи (не учитывая Мартина, конечно).
Но огонь потухал быстро и охотно, что, конечно же, очень обрадовало поезд и очень разозлило Мартина.
Еще одно испытание позади. Чух. Чух.

IV

«Эта старая развалина получит свое!» — думал Мартин.
Летнее солнце неумолимо сжигало его плечи и лицо. Но с севера надвигалась гроза. Далеко с северного горизонта двигались тяжелые тучи.
«Пускай будет дождик, — сказал сам себе парень. — Сегодня будет очень жарко».
До прибытия поезда был еще целый час, и Мартин не спешил. Он аккуратно раскладывал взрывчатку вдоль рельсов. Даже не спрашивайте, где он ее взял. Этот секрет он оставит при себе. Мартин относился к той категории людей, которые ради достижения цели не брезгуют ни чем.
Разложив заряды, он соединил их тоненькими разноцветными проводами и подсоединил к детонатору. Как только поезд достигнет этого участка пути, сработает датчик и… счастью не будет предела.
Закончив, Мартин отошел на несколько метров и некоторое время любовался содеянным. Насмотревшись вдоволь, он занял свою обычную позицию — позицию ожидания.
Был ли Мартин нормальным человеком? Конечно же, нет. Но и свихнувшимся его до конца нельзя было назвать. Он был хулиганом — одержимым напакостить. Причем очень упрямым. Среди нас очень много таких людей, которые пока не сотворят что-нибудь плохое — не успокоятся. Мартин был именно таким.

===
Чух. Чух. Был великолепный летний денек. Встречный ветер обдувал лобовые стекла и это был особенно приятно. Но… (очень часто появляется это самое «но», не позволяющее быть до конца счастливым).
С севера надвигалась буря. За свою жизнь поезд видел сотню бурь. Но это была особенная. Тяжелые темно-фиолетовые тучи двигались прямо на него, огромные небесные камни громыхали и метали искры.
Как жаль, что нельзя развернуться или просто остановиться. Но поезда пугала не сама гроза, а то, что она говорила.

  • Тебе сегодня крышка! — хрипела она, все больше и больше занимая места на небе.
    Поезд начал размышлять, набирая скорость.

===
Слева слышались раскаты грома, справа — едва различимый стук колес.
Мартин посмотрел на часы. «Рановато, — подумал он. — Хотел меня надуть старый».
Парень поднял голову и еще раз взглянул на то место, где он установил взрывчатку. Через несколько минут эта старая развалина разлетится на мелкие детали, которые уже никогда не собрать в единое целое.
Мартин начал представлять, как чугунные колеса разлетаются в разные стороны и вагоны наскакивают друг на друга…

===
Чухучух. Чухучух. Поезд набирал скорость. Он чувствовал, что сегодняшний день особенный, но это никак не должно было повлиять на его прибытие на станцию «Солнечная». Поэтому сейчас он должен опередить график. Все это ему подсказал его мозг, находящийся в кабине управления.
Чухучух. Чухучух. Поезд набирал скорость.

===
Хулиган лежал на первом пути. В своей обычной засаде. Он думал, что сегодня наконец-то сбудется его мечта. Грузчики на станции «Солнечная» не дождутся груза. И рупоры на столбах не сообщат о том, что сто тридцать шестой прибыл вовремя.
И все.
Внезапно Мартина посетила мысль, от которой ему стало не по себе.
А что дальше? Что будет потом?
Мартин вдруг понял, что не может вспомнить, когда это все началось…

===
ЧУХ. ЧУХ. Все громче и ближе.

===
Он не помнил, с чего он начал свою борьбу с поездом. Для него эта война не имела начала…
…Завтра он уже не сможет сюда прийти также, как приходил раньше…
…Ему нужен этот поезд. С колесами и вагонами…
…Эта борьба — смысл его жизни…
…Нет поезда — нет Мартина…
Эти мысли заполнили полностью его сознание. Нужно было принять решение — поэтому парень не услышал, как поезд вынырнул из-за поворота.

===
ЧУХУЧУХ!!!

===
Решение было принято. Хулигану нужна эта битва. Нужна. Мартин поднялся и хотел было побежать к восьмому пути — чтобы убрать заряд, но увидел поезд.
Если бы он продолжил свой путь к восьмому пути, то все, может быть, было бы по-другому.
Но увиденное слишком поразило Мартина.
Поезд шел по первому пути! По пути, на котором, вытаращив глаза, стоял Мартин. По пути, по которому уже сотню лет не ходил ни один состав. Поезд никогда не ходил по первому пути. Это было, как снег в июле. Вот поэтому парень застыл.
Опомнился он тогда лишь, когда до выпученных фар паровоза осталось меньше пятидесяти метров. Он хотел побежать, хотел быстрее свалить, но проржавевшая рельса аккуратно сцепилась с ботинком Мартина. Он упал, ударившись лицом о гравий. 90% его тела оказалось вне пути, остальная часть — на рельсах.
Через мгновение Мартин почувствовал такую боль, какую он никогда не испытывал. Молния пробила все тело. Его ногти впились в землю. Но он не закричал. Парень сжал скулы так, что из десен хлынула кровь.
Стук колес локомотива, казалось, грохотал прямо в его голове, пытаясь вырваться наружу через барабанные перепонки. И когда он вырвался, Мартин отключился…

===
Поезд замедлил ход.

V

Ему снился сон. Светило солнце и шел снег. Маленькие снежинки приземлялись на разгоряченное тело. Мартин устал, хоть это и был сон. Ему снилось, что он спит под палящим солнцем, медленно покрываясь слоем снега. Спит без задних ног… Тут он проснулся.
Медленно открыв глаза, он увидел небо, затянутое тучами. Шел дождь. Каждый раз, когда капелька дождя попадала в глаза, Мартин начинал быстро моргать.
Позже он обрел слух.
Чух… чух… — слышал он.
Чух… чух… — все медленнее и медленнее.
Парень захотел подняться на ноги, но не смог. Ног не было. Нет, они, конечно, были, но не до конца. Те места, куда обычно одевается обувь, отсутствовали, причем вместе с обувью.
Мартин сидел в огромной луже собственной крови.

===
Чух… — поезд остановился.

===
Когда поезд остановился, Мартин пытался сообразить, что с ним произошло. Каково же было его удивление, когда он увидел открывающуюся дверь кабины паровоза. Оттуда вылез человек в рабочей форме и, спустившись, качающейся походкой двинулся к Мартину, который, в свою очередь, снова потерял сознание.

===
Поезд стоял.

===
Капли дождя барабанили по стеклу, медленно достукиваясь до сознания Мартина.
Парень вновь открыл глаза. Он уже не сидел в луже собственной крови, а находился в маленькой тесной комнатке, стены которой были из железа. Здесь было и окно, через которое можно было увидеть уходящие вдаль железнодорожные линии. Его ноги были перевязаны на скорую руку и жутко чесались.

  • У тебя мало времени, — голос прозвучал от куда-то слева.
    Мартин повернулся и увидел человека.
  • Нельзя отставать от графика, — продолжал тот.
    Он был похож на деда Мороза, который только что вылез из трубы. Весь черный, в саже, с лохматой бородой.
  • Где я? — прошептал Мартин.
  • В кабине паровоза, — ответил дед и продолжил: тут все просто. Эта ручка разгоняет состав, а эта тормозит. Еще есть рация, с ней ты сам разберешься. Ну а мне пора… теперь твоя очередь водить…
    Он повернулся и направился к выходу.
  • Нельзя отставать от графика! — напомнил он, уже открыв дверцу. — Помни это!
    Черный старик развернулся и начал спускаться. Когда он опустил ногу, штанина задралась, и Мартин увидел блеснувшую сталь протеза.

===
Чух-чух.

Поделиться
Отправить
3 мес   рассказы
Популярное