Храм неизвестных богов

— Вы понимаете, что мы больше не можем рисковать?! — генерал Хант нервно расхаживал по конференц—залу взад и вперед. Он то и дело цеплялся за стулья, стоящие в шахматном порядке, на одном из которых сидел капитан Вальтер.
— Генерал, я вас прекрасно понимаю, — заявил последний. Это был очень смуглый человек с небритыми щеками. Его взгляд скрывали черные очки, дужки которых скрывались в очень густой и лохматой копне темных волос. Он сидел, запрокинув ногу на ногу, и крутил перед своим носом большую сигару, которая, впрочем, была больше похожа на копченую сосиску.
— Да ни хрена вы не понимаете! — вспылил Генерал, обходя очередной стул. — Мы послали туда две лучшие спецгруппы. И где они? Где они, я вас спрашиваю? Ни людей, ни связи с ними, ничего нет!
Вальтер откусил закругленный конец сигары и выплюнул его на пол.
— У нас есть еще одна группа, — сказал он, доставая позолоченную зажигалку.
— Что?! — Генерал был крайне возмущен. — Неужели вы думаете, что после того, как мы потеряли двадцать человек, я вам разрешу послать на эту чертову планету еще кого—нибудь?
Капитан Вальтер встал и подошел к огромному иллюминатору, из которого была видна та самая “чертова” планета.
— Не забывайте, Генерал Хант, что вам не известно, что в действительности случилось с нашими ребятами. И вполне может быть, что они еще живы.
Теперь уже Генерал сидел на стуле, а Вальтер мерил шагами комнату.
— Что вы несете Вальтер? — сказал сидящий.
Капитан, похоже, не слышал Генерала. Он снова подошел к иллюминатору и начал подкуривать сигару, отчего комната стала наполняться светло—сиреневым дымом. Автоматически сработали кондиционеры, избавляя помещение от едкого тумана. Вальтер смотрел, как ярко—оранжевая звезда заходит за огромный темно—зеленый шар, который являлся планетой.
Месяц назад межзвездный крейсер под командованием Генерала Ханта подлетел к этой самой планете. Ее атмосфера по данным анализов была пригодна для человеческого дыхания, но была одним сплошным туманом, густым, как молоко. Данное обстоятельство исключало исследование поверхности с орбиты планеты из—за нулевой видимости.
Месяц назад они послали первую разведывательную группу, которая так и не вернулась на борт. Она просто исчезла — ни слуху, ни духу. Две недели спустя они послали второй спецотряд, которого постигла та же участь.
Капитан оторвался от созерцания заката и сказал:
— Вы же знаете, Генерал, мы не можем просто улететь, оставив все в неведении. Земля нам этого не простит. Мы попробуем еще раз.
Генерал рассеянно опустил плечи.
— Но…
— Теперь все будет иначе. — Вальтер выпустил облако дыма. — Теперь мы будем готовы ко всему. Пойдут самые лучшие ребята и возглавлю их я!
Генерал Хант был явно удивлен.
— Вы?
— Да.
— Вальтер! Вы, что, хотите повторить операцию “Чужие” в 378—м? Когда четыре, целых четыре высококвалифицированных отряда были уничтожены ужасными тварями. Или вы забыли про звездный десант, который был буквально съеден гигантскими пауками за считанные секунды? Вы хотите, чтобы вам какая—нибудь из подобных тварей мозги высосала?
— Такого не будет? Я повторяю, что мы будем готовы ко всему, чтобы не случилось. Тем более сейчас в наших руках новейшие технологии. Каждый солдат будет обмундирован по последним требованиям. Мы будем дышать собственным кислородом, на случай отравленной атмосферы. У нас есть девятимиллиметровые ручные пулеметы. У нас есть лазерное, кислотное, газовое, огненное и вибрационное оружие. У нас есть световые, разрывные и звуковые гранаты. И даже антигипнозные сканеры и поглотители взрывов. У нас есть все! Тем более операцию буду проводить я, а это очень немаловажный фактор.
Похоже, Генерал был озадачен. Он сжал скулы и выдохнул:
— Хорошо. Но учтите, если через три дня вы не будете снова стоять передо мной, то я буду вынужден отправить крейсер назад.
Вальтер улыбнулся и, затушив окурок об стекло иллюминатора, сказал:
— С вами приятно иметь дело, Генерал. Через 48 часов мы высадимся на планету. Команда будет из десяти человек, я одиннадцатый. Всего доброго.
Широкими шагами он направился к выходу. Автоматические двери выпустили Капитала из зала, оставив Генерала Ханта наедине с самим собой.
«„“»
— Джейк, Питерс, Ли, Кельт, Хок, Кэссэди, Маркос, Дилон, Алекс и Сантанжела, вы знаете, почему именно вас избрали для этой операции?
Капитан Вальтер стоял напротив десятерых молодых людей, изучая их сквозь зеркальные стекла своих очков.
— Потому что мы больше всех похожи на самоубийц! — это было заявление рядового Алекса.
Вальтер изобразил улыбку под своими усами:
— Очень смешно, Алекс. Вас выбрали, потому что вы лучшие.
— Спасибо, — это был снова Алекс.
— Слушай, Алекс, не мог бы ты заткнуться? — послышался из строя еще один голос. Это был Сантанжелла, похожий на буйвола, нежели на человека. На этот раз Алекс промолчал.
— Итак, — продолжил капитан, — вам, вернее нам, предстоит узнать, что произошло с первыми двумя группами. Работать придется в очень неблагоприятных условиях. Мы не знаем, с чем или с кем будем иметь дело, поэтому каждый из вас пойдет с тем оружием, на которое будет назначен. Ясно?
— Да, — уныло ответили десять человек.
— Начнем с Сантанжеллы, — Вальтер на секунду задумался.
— Сантанжелла, на тебе вибрационная пушка.
— Есть.
— Джейк и Питерс — пулеметы.
— О’к.
— Кэсэди займется кислотой.
— Ненавижу!
— Дилон и Хок — автоматы.
— Есть.
— Кельт — газовое.
— Как обычно.
— Ли, на тебе гранаты.
— Само собой.
— Маркос на огнемете.
— Люблю горяченькое.
— И Алекс — снайпер.
— Капитан, я не… — хотел было возразить Алекс, но Вальтер его прервал.
— Я сказал: Алекс — снайпер.
— Есть.
— На все про все у вас 10 часов.
Одиннадцать человек в касках и кислородных масках стояли у сваленных от посадки их капсулы деревьев. Они стояли кольцом спиной друг к другу и касаясь плечами, обволакиваемые таким густым туманом, что люди не видели дуло своего собственного оружия. Капитану Вальтеру пришлось снять свои любимые очки. Поглаживая холодный курок своего лучемета, он несколько раз подул в микрофон, находившийся слегка справа от его рта.
— Проверка связи, — сказал он, слушая свой голос в наушниках. — Дилон!
— Я!
— Маркос!
— Я!
— Кэсэди!
— Я!
— Джейк!
— Я!
— Питерс!
— Я!
— Ли!
— Я!
— Алекс!
— Здесь!
— Хок!
— Я!
— Кельт!
— Я!
— Сантанжелла!
— Я!
— Отлично!
Вальтер опустился на колени и включил противотуманный фонарь — только так можно было увидеть в радиусе 1—2 метров.
Прямо под ногами капитана начинала свой путь дорожка следов от солдатских сапог, которая, петляя между тесно стоящими деревьями, терялась в густоте тумана. Это были следы предшествующего отряда.
Вальтер снова заговорил в микрофон:
— Маркос! Как обстановка?
Через секунду голос рядового Маркоса сообщил ему, что по показаниям его приборов в радиусе 50 метров не было ни единого живого существа.
— Все за мной! — скомандовал капитан. — Держимся кольцом. Отряд напоминал единый живой организм с множеством ног, неуклюже пробиравшийся сквозь заросли чужого леса. Нельзя было сказать, насколько высоки окружающие деревья, так как их верхушки поглощал туман. Но, судя по массивным стволам, покрытых темно—зеленой корой, которая с виду больше походила на рыбью чешую, деревья возвышались на многие десятки метров.
Капитан вел группу по следам, оставленным их предшественниками на покрытой мхом земле. В округе стояла такая тишина, что было страшно создавать лишний шум, казалось, от малейшего звука реальность происходящего растает, как сон при пробуждении.
Через время, равное пятнадцати минутам, солдаты выбрались из глуши леса и вышли на широкую дорогу.
— Джейк! — раздался голос капитана Вальтера в шлемах у солдат.
— Да.
— Связь с кораблем?
— В норме.
— Маркос! Обстановка?
— Пусто.
— Двигаемся дальше. По дороге.
Но дорогой это можно было назвать только отчасти. Дело в том, что эта самая дорога образовывалась из холмов, на которых просто не росли деревья и которые были усыпаны мелкими камешками, похожими на гальку. Солдатам то и дело приходилось спускаться и подыматься, преодолевая очередной холм. Так они двигались около двух часов. На протяжении всего пути они не встретили ни единого живого организма. Создавалось впечатление, что такое понятие, как фауна, вообще отсутствует в этой местности. Что, конечно, тоже, не исключено.
Вальтер не мог избавиться от ощущения, что за этой тишиной, за этим спокойствием, погруженным в туманный сон, что—то таилось, что—то неизвестное и странное.
— Прямо по курсу живой организм!! — этот крик Маркоса буквально вонзился в ушные раковины солдат, которые в свою очередь развернули свои смертоносные орудия в указываемую сторону.
— Без паники! — приказал Капитан. — Маркос, доложи обстановку.
— В метрах ста пятидесяти от нас находится организм, — прозвучал взволнованный голос Маркоса, — существо находится в покое, не проявляя никакой агрессии.
Солдаты пытались усмотреть, что же там такое — совсем рядом, но туман, как занавес не давал им этой возможности.
— Движемся бесшумно и аккуратно, — дал команду Вальтер.
Впереди шел Маркос с огромный огнеметом, к которому был приделан датчик—радар. По его бокам расположились Джейк и Питерс с бластерами, прикрывая огнеметчика. Чуть позади двигались остальные.
— Оно в 30 метрах, — наконец прошептал Маркос, — по—прежнему без движений.
Капитан смотрел сквозь ватную пелену, но ничего не видел.
— Подходим! Стрелять только по моей команде.
Теперь отряд располагался полукругом, приближаясь неизвестно к чему.
— Пятнадцать метров, — слышался тяжелый шепот Маркоса.
Пальцы ощущали холод металлического курка.
— Десять.
Капли напряженного пота стекали по щекам.
— Пять…
И тут сквозь стену тишины прорвался стон. Солдаты остановились. Каждый из них мечтал нажать на курок и выстрелить туда — в туман — откуда донесся звук. Но команды не было…
Стон повторился.
Наконец один солдат решился и сделал несколько шагов. Это был Сантанжелла. И неудивительно — ведь в его руках была самая мощная пушка…
— О, Боже! — вскрикнул он. — Это человек!!! Здесь раненый…
Вальтер подбежал к солдату, который, сидя на коленях, рассматривал лежащего перед ним человека.
— Осторожно! — предупредил капитан, — это может быть ловушка.
— В округе пусто, — тут же отозвался Маркос.
Стонущий человек лежал на животе. Одна из его щек была погружена в густую мокрую траву. Сантанжелла аккуратно перевернул его и ужаснулся:
— О, черт!
Лежащее тело было одним сплошным волдырем. Кожа была покрыта красными пупырышками, обтянутыми обожженной пленкой. Вальтер нагнулся к человеку. На левом кармане его обгоревшей солдатской рубахи была вышивка: “Эдмонд Грин. III батальон, огнеметчик”. Капитан нагнулся еще ниже и, посмотрев прямо в обезумевшие от боли глаза Эдмонда, спросил:
— Рядовой Грин, что произошло?
В ответ послышался все тот же стон.
— Рядовой Грин! Кто с вами это сотворил? — повторил Вальтер.
— Я… — губы Эдмонда еле шевелились. — Не надо… Храм…
Это были его последние слова, после которых голова Грина безжизненно повисла на руках Сантанжеллы.
— Что бы это ни было, оно изрядно поиздевалось над ним, — заявил Кэссэди, настраивая регуляторы своего кисломета.
— Храм? Не надо? Бессмыслица какая—то, — подумал вслух Кельт.
— Снимите с него опознавательную карточку и закопайте тело, — это был приказ Вальтера.
После погребения отряд двинулся дальше.
Но идти им долго не пришлось. После получасовой ходьбы отряд остановился. Примерно в метре от них дорога пересекала линия, выложенная из светящихся камней. Полупрозрачные матово—зеленые камни располагались примерно в полуторах метрах друг от друга, излучая желтоватое пульсирующее свечение.
— Возможно, это мины, — предположил Ли.
— Или яйца драконов, — заметил Алекс.
— Что бы это ни было, мы не должны приближаться к ним, — сказал капитан Вальтер.
— В принципе мы не так далеко стоим, — проконстатировал факт Алекс. — Я могу протянуть ногу и дотронуться до этих прелестных камешков.
— Только попробуй и сразу протянешь обе ноги, — пробурчал Сантанжелла. — Я тебе первый башку снесу.
— Мои приборы не регистрируют никаких опасных веществ, — доложил Маркос.
— Идем дальше, — приказал Вальтер.
Все солдаты осторожно обошли камни и двинулись дальше.
— Стойте! — крикнул Джейк, как только святящиеся камни остались позади.— Связь с кораблем исчезла!
— Что?! — это был возглас нескольких солдат.
— Как только я зашел за камни, связь с кораблем пропала! Похоже, эти камешки препятствуют сигналам с корабля, ведь с внутренней связью все в порядке.
С этими словами Джейк вышел за сияющую ограду.
— Ну вот я их слышу, — радостно сообщил он.
— Алекс, Дилон и Кэссэди, останетесь с Джейком. Вы будете держать связь с кораблем, а мы с вами, — распорядился капитан Вальтер.
Остальной отряд пошел дальше.
— Ни пуха, ни пера! — крикнул Алекс удаляющимся солдатам.
Никто ему не ответил.
«„“»
Прошло около двадцати минут после того, как Вальтер оставил несколько человек возле странной ограды из камней для того, чтобы иметь возможность связаться с кораблем…
И вновь команда остановилась в нерешительности. Перед ними возвышались окутываемые тонкими нитями тумана две статуи, одна из которых была явно женского происхождения — об этом свидетельствовала ярко выраженная грудь. Каменная девушка была стройна, высока и необычайна красива по человеческим меркам. Она была укутана в короткий плащ, из которого выглядывали ее колени. Голову украшал конусовидный колпак.
Вторая статуя была полной противоположностью первой. Это была обезьянообразная приземистая массивная фигура, лицо которой сильно напоминало лошадиную морду, искаженную гримасой отвращения. Но самое поразительное было то, что этот каменный монумент имел восемь рук, семь из которых были левыми и только одна правая.
— Похоже на Снежную Королеву и Будду, — сказал кто—то.
В наушниках слышалось бормотание Хока, который описывал увиденное оставшейся группе, а те, в свою очередь, передавали это на корабль. Вдруг все услышали крик Кельта:
— Ни хрена себе! Идите сюда!
Почти в ту же секунду прогремел голос Сантанжеллы:
— О, Боже! Все ко мне!
Те солдаты, которые пришли на призыв Кельта, наблюдали ужасающую картину: между статуями находился огромный ров, дно которого было усыпано какой—то белой массой. Посветив туда фонариками, солдаты узнали, что это кости. Посреди валялись и черепа, пустые глазницы которых таили в себе ужас и страх. Те же, кто побежал к Сантанжелле, увидели более приятное зрелище. Это была высочайшая пирамида, которая была настолько высока, что ее верхушка выглядывала из толщи тумана. В основании пирамиды стояли громадные каменные двери, ступени от которых спускались к статуям и рву.
— Смахивает на храм… — заметил Питерс.
— Тот самый храм, о котором говорил Эдмонд? — послышался из рации голос Алекса.
— Похоже на то, а может и нет…
Его рассуждения прервал капитан Вальтер, который приказал всем собраться.
— Думаю, здесь обитает какое—то племя, — начал он.
— …которое с помощью лука и стрел уничтожило две подготовленные группы десанта, — закончил за него Алекс.
— Какого черта? — лицо капитана побагровело. — Даже находясь в километре отсюда, ты портишь мне нервы, Алекс. Если ты еще хоть слово ляпнешь, я отдам тебя под трибунал за неподчинение приказам! Ты меня понял?
Ответом ему было лишь молчание да шипение наушников рации.
— Сейчас мы проникнем в пирамиду, — продолжил Вальтер. — Всем быть предельно осторожными.
Группа из семи человек начала подыматься по крутым ступеням. Страх и незнание того, что ждет впереди, были спутниками солдат. Тяжелое дыхание рядом идущего выдавало всеобщее напряжение.
Вот и двери. Это были две большие каменные плиты с высеченным на них множеством каких—то знаков, напоминающих иероглифы. Между плитами был некоторый проем, открывающий путь во тьму.
— Вперед! — скомандовал Вальтер.
Обдав струей огня вход, Маркос первый зашел внутрь. За ним последовали другие… Как только последний солдат перешагнул так называемый порог, двери закрылись.
— Какого черта! — закричал Маркос.
Ему ответил сигнал радара, показания которого говорили, что их окружили десятки, нет сотни, двигающихся объектов.
«„“»
Алекс, Кэссэди, Джейк и Дилон сидели возле ограды из сверкающих камней и наблюдали за их свечением.
— Джейк!!! Дилон!!! кто—нибудь меня слышит? — вдруг закричала рация, — нам нужна помощь… Двери закрылись… Их тысячи!
Недолго думая четверо солдат побежали в ту сторону, куда недавно ушла большая часть их отряда. Через пять минут они стояли у закрытых дверей пирамиды.
— Меня кто—нибудь слышит? — кричал Джейк в микрофон.
Остальные безуспешно пытались раздвинуть плиты, за которыми происходило невообразимое. А там погруженные во тьму солдаты повключали фонари и, встав полукругом, направили свои оружия туда, откуда, по их мнению, мог напасть противник.
— Они повсюду, они вокруг нас! — слышался беспрестанный шепот Маркоса.
— Без паники! — прогремели слова капитана.
— Джейк! Алекс! — обратился он к солдатам снаружи, — попробуйте найти другой вход в пирамиду…
Не успел он это договорить, как вдруг начался хаос. Тьма начала смешиваться со светом солдатских фонариков. Лучи, рассекавших черноту вокруг отряда, стали немыслимо выгибаться и сворачиваться в спираль. Вокруг метались живые тени. Первым не выдержал Сантанжелла. Он выбежал вперед и с криком: “Держитесь, сволочи!” нажал на курок своей вибропушки. Раздался громоподобный выстрел и мир обрушился.
— Сантанжелла! Сантанжелла! — кричал капитан.
Но заваленный камнями солдат уже его не слышал.
Тем временем четыре десантника, которые совсем недавно наслаждались видом сияющих камней, обошли пирамиду. Немного побегав вдоль основания храма, они наткнулись на маленький вход, дверью которому служила отодвинутая массивная плита. Недолго думая солдаты вошли внутрь.
История повторилась. Теперь они стояли окруженные булькающей темнотой и летающими сгустками еще более темной черноты.
За спиной Алекса возникла тень, нагло дышащая ему в затылок. Страх пропитал каждый сантиметр его тела. Схватившись за дуло своей винтовки, Алекс резко развернулся и ударил прикладом в темноту — туда, где, по его мнению, должна находится голова этой твари. Удар достиг цели — Алекс понял это. Но он не успел обрадоваться, так как твердый предмет, возникший из темноты, ударился с ужасной силой прямо между его глаз. Голова наполнилась раскаленной ртутью, а тело, казалось, разлетелось на тысячи осколков. Алекс провалился в бездну под названием — небытие.
«„“»
В глаза въедалась темнота. Капитан Вальтер был испуган. Впервые в жизни он изведал, что такое Страх. Именно Страх — с большой буквы. Да, он боялся. Но не того, что умрет — он боялся неизвестности. Он боялся, что так и не поймет, кто был его противником.
В памяти Вальтера всплыли все его предыдущие битвы. Он вспоминал, как с голыми руками кидался на монстра, изрыгающего кислоту, или, управляя истребителем, сражался с целыми армадами гигантских рептилий, или… Таких боев было ни счесть. Но во всех этих сражениях Вальтер встречался с врагом лицом к лицу… Сейчас же он как можно тише крался в темноте, преследуя неизвестность. С момента смерти Сантанжеллы — он погиб первый — прошло не более часа, а от суперподготовленного отряда остался только командующий.
— Кэссэди! Маркос! Дилон! Алекс! Ли! Кельт! Джейк! Хок! Питерс! — кричал он в рацию, понимая, что это бесполезно. Их смерти были на его совести.
На нем уже не было защитного скафандра — он сковывал движения. Он снял кислородную маску — она сковывала дыхание. Он выбросил фонарик — он выдавал его местоположение. Правая рука сжимала рукоятку пистолета, а левая — рукоятку ножа…
Вот оно! Вальтер остановился, вглядываясь в темноту. Он увидел ее, увидел тень. Она двигалась бесшумно, скользя… Капитан поднял пистолет и выстрелил. И промахнулся. Тень сразу же защитилась и, скрывшись в темноте, сделала ответный выстрел. Пуля просвистела над головой Вальтера. Пригнувшись, он еще раз нажал на курок, но оружие молчало. Кончились патроны.
— Ничего, ничего. Я с тобой и так справлюсь, — прошептал себе под нос Вальтер и, взяв нож в правую руку, пошел в обход того места, откуда только что стреляла тень.
Он видел, как сгусток темноты перемещался и тихо следовал за ним. Внезапно послышался глухой скрежет и темнота рассеялась. Это открылись каменные двери. Вот он — путь наружу! Тень направилась к выходу, постепенно меняя свою форму. Приблизившись к открытым дверям, она превратилась в человека.
“Ах ты, оборотень паршивый!” — подумал Вальтер. Все это время он находился позади этой перевоплощающейся твари. Теперь их разделяло всего несколько метров. Пришло время платить по счетам! Через мгновение капитан уже сидел верхом на спине того, кто недавно был тенью. Недолго думая он воткнул свой солдатский нож ему в шею. Тело под Вальтером забилось в предсмертных судорогах, потом затихло.
Капитан слез с трупа и перевернул его на спину. Это был солдат. Его лицо скрывала кислородная маска. Были видны только полные испуга и ужаса глаза, которые показались Вальтеру знакомыми. Холодная струйка пота катилась по его спине. И костлявая рука леденящего Страха схватила его за позвоночник. Он сорвал маску и застыл в ужасе. Это были его глаза! Его нос. Его небритые щеки. Это было его лицо! Это был он!
В ту же секунду Вальтер почувствовал, как холодный металл, разорвав его кожу, все глубже и глубже входит в его шею. Он чувствовал, как его теплая кровь хлынула из разорванных артерий. Больше он ничего не чувствовал. Его тело упало на ступени, которые спускались к двум статуям и к зловещему рву. Последние секунды жизни Вальтер наблюдал, как каменные статуи ожили и, спустившись со своих пьедесталов, начали танцевать. Капитана поразило увиденное. Потом он умер.
«„“»
Открыв глаза, Алекс обнаружил, что лежит возле каменной колонны. Голова страшно болела, а с носа капала кровь… Было светло и тихо. Где команда? Где все? Алекс задавал себе эти вопросы, но не находил на них ответов. Он поднялся на ноги. В голову ударила кровь и он чуть не упал.
Вскоре Алекс брел между многочисленных каменных колонн пирамиды, все время спотыкаясь и падая на одно колено. Целью его пути был выход. Выход из этого ужасного места…
А вот и он! Две массивные плиты были широко раздвинуты в стороны, пропуская столб света в каменное царство храма. Скорее. Надо было как можно скорее убраться отсюда. Когда Алекс вышел из пирамиды, он увидел:
Он увидел все тот же туман.
Он увидел все тот же лес.
Он увидел все те же два монумента.
Монумент—девушка танцевала вокруг огромного рва. А гариллообразный нес трупы. Все семь его левых рук держали по телу. Это были тела солдатов — молодых сверстников Алекса. Каждый из них был по—своему симпатичен ему. И этот восьмирукий монстр небрежно кидал их тела в яму.
Алекс, крадучись, спустился к поляне, наблюдая за обоими ожившими статуями. И тут он совершил самую страшную ошибку в своей жизни. Он достал свой шестизарядный браунинг и выстрелил в многорукого. Монстр дернулся и резко повернулся в сторону Алекса. Его лошадиная морда с гримасой отвращения смотрела на солдата. Чудовище не двигалось — оно окаменело. Но даже его каменные глаза источали ненависть.
Алекс был в шоке. Он продолжал нажимать на курок своего пистолета, но вместо выстрелов раздавались лишь приглушенные щелчки, так как патроны давно уже кончились. Осознавая, что монстр действительно окаменел, Алекс перевел взгляд на танцующую девушку. Она тоже покрылась каменной корой, но ее взгляд был устремлен не на человека с пистолетом. Она смотрела туда, откуда недавно вышел Алекс, она смотрела на вход пирамиды, она смотрела так, как будто кого—то ждала.
И вдруг из храма неспеша вышел солдат. Сначала Алекс обрадовался, увидев сослуживца, но потом, разглядев его, он испугался. Появившийся из пирамиды человек был точной копией Алекса. Он постоял немного, потоптавшись на месте, затем, увидев онемевшего Алекса, вскинул винтовку с оптическим прицелом. Самое время было сойти с ума. Но реакция Алекса была молниеносной — он выронил свой бесполезный пистолет и бросился бежать. Наверное, он забыл, что пули летают быстрее. Поэтому маленькая порция свинца, выпущенная из винтовки, быстро его настигла…
«„“»
— Скажи—ка, мой дорогой Каан. что это были за кровожадные существа? Может, это одни из тех, которых мы когда—то создали?
— Ну, что вы, госпожа! Это не могли быть люди. Вы же сами видели, какую Смерть они принесли с собой. Люди никогда бы не осмелились внести ее в Храм, в отличие от этих чудовищ. Нет, это не могли быть люди…

Поделиться
Отправить
4 мес   рассказы
← Ctrl →
Популярное