Глаза


  1. Она почувствовала его присутствие. Саша сидела на большой кровати в полутемной спальне. Свет сюда попадал из дверного проема, ведущего в зал, в котором происходили основные действия вечеринки по случаю ее четырнадцатилетия. И хоть до комнаты, в которой находилось около двадцати веселящихся сверстников, было всего лишь два метра, Александра не могла сдвинуться с места. Причиной тому был страх. Еще минуту назад она была готова окунуться в мир веселья. Теперь же сидит на краюшке кровати с широко раскрытыми глазами и боится пошевелиться. ОНО было здесь. Саша каждой клеточкой своего тела ощущала его присутствие. Где-то в глубине комнаты, в самом темном углу находилось ОНО. Что-то нехорошее и злое. Она никогда не видела что это. Каждый раз ОНО возникало у нее за спиной и наблюдало, всматривалось… И каждый раз Александра застывала от ужаса. И боялась повернуться и посмотреть, что ЭТО.
    В таком окаменелом состоянии она сидела до тех пор, пока ЭТО не исчезало. Вот и сегодня этот сгусток зла притаился и как будто бы ждал, пока девочка обернется. Но Саша, скрестив руки на груди, сидела без движений. Это было похоже на остановленное кино, фотографию. Так могло продолжаться до бесконечности, если бы не Андрей.
    — Шура, ты долго бу… — он запнулся на полуслове.
    Александра смотрела на своего одноклассника, только что зашедшего в комнату и застывшего на месте. Глаза Андрея переполнял страх. Он смотрел не на именинницу, а куда-то вглубь комнаты, во тьму за спиной девочки.
    — Глаза, — прошептал Андрей.
    Еще через несколько секунд его взгляд перестал нести вообще какой бы то ни было смысл. Его глаза потускнели и он упал. Мальчик упал так, как будто из него разом вытащили душу, а тело превратилось в безжизненную массу из мяса и костей. Глухой звук падающего тела привлек остальных. ОНО исчезло. Саша закричала.

  2. — Змей! Последнее время ты стал какой-то нервный.
    — Тебе то, Муха, какое дело. Ходи давай.
    Муха потер нос, осознавая, что эту партию в карты он проиграл.
    — Да я просто интересуюсь, — оправдывался он, все еще размышляя о том, какой же все-таки картой ему походить.
    Стас по прозвищу Змей подкурил сигарету, несколько раз глубоко затянулся и крикнул:
    — Да ходи ты, черт возьми!
    Муха вздрогнул.
    — Слушай, Змей, ты в натуре психованный. И вообще я проиграл.
    Муха бросил карты и поднялся.
    — Мне надо на хату.
    — Может, еще посидишь?
    — Нет, Змей, мне действительно надо. Предки будут бунтовать. Грозит домашним арестом. А этого нельзя допустить, ты же знаешь.
    — Знаю, — огрызнулся Стас. — Вали давай.
    Муха накинул куртку и вышел из подвала недостроенного дома, служившего штаб-квартирой банды Змея. Стас остался один. Он собрал карты и начал строить из них пирамиду, иногда прерываясь, чтобы вытащить изо рта сигарету. Когда пирамида была почти готовы, Стас поднял руки, чтобы поставить две последние карты — появилось ОНО. Мальчик замер. Где-то в подвале за его спиной появилось нечто, и ОНО приближалось.
    — Здравствуй, Змей, — сказало ОНО. Голос был глухим и не издавал эха.
    Стас аккуратно опустил руки. Он был абсолютно спокоен, потому что знал, как надо себя вести.
    — Я снова пришел к тебе, Змееныш, — продолжал говорить чей-то голос.
    Змей выплюнул сигарету и, положив руки на колени, закрыл глаза. Что-то неведомое и неизвестное перемещалось по подвалу за его спиной.
    — Ты знаешь, Змей, сегодня я пополнил свою коллекцию, — мальчик ощутил, как ОНО медленно начало кружить вокруг и еще сильней зажмурил глаза. — Это был красивый рыженький мальчик. Быть может, это твой одноклассник?
    Стас быстро прокрутил в памяти всех своих друзей. Черт! Неужели, Фокс?
    — Чего тебе надо? — спросил мальчик.
    Нечто ужасное и злое перестало кружиться и остановилось прямо перед Стасом. Он не видел этого. Он это чувствовал. Что-то большое, во много раз больше его самого, что-то чудовищное стояло прямо перед ним и дышало ему в лицо своим холодным дыханием смерти.
    — Ты знаешь, что мне нужно, — сказало ОНО шепотом ему на ухо. Голос прозвучал буквально в сантиметре от щеки мальчика. Казалось, еще чуть-чуть и ОНО коснется его. Но этого не происходило.
    — Посмотри на меня, Змееныш.
    — Пошло к черту.
    — Неужели ты не хочешь увидеть?
    Стас не отвечал. Он потерял сознание. Зло стало еще злее.
    — Паршивый мальчишка, я тебя еще достану, — сказало ОНО, потом растворилось.

  3. В школьном коридоре было тихо и пусто. Шли занятия. Саша не пошла на географию. Она вообще не хотела идти сегодня в школу, но оставаться дома она тоже не могла. Перед глазами у нее стояло лицо Андрея, которого сегодня будут хоронить на городском кладбище. В ее памяти засело его выражение глаз. Страх и ужас переполняли их. А ведь он был самым веселым и жизнерадостным из ее знакомых. И вот сегодня его уже нет. Врач объяснил смерть Андрея сердечной недостаточностью. Но Саша в это не верила. Она-то знала, что это было ОНО. Именно ОНО забрало Андрея.
    Через несколько минут прозвенит звонок и все поедут на кладбище. Когда-то ее школа была самой праздничной в городе. Теперь стало все иначе. За последний месяц это уже четвертый смертельный случай. Но больше всего пугало Александру то, что она знала, что это только начало.

  4. — Здорово, Змей!
    — Привет, Леха. — Стас очень редко называл Муху по имени. — Где Фокс?
    Алексей удивленно покосился на своего друга.
    — А зачем он тебе?
    — Я спрашиваю, где Фокс? — было заметно, что Змей сильно взволнован.
    — Что-то случилось?
    — Слушай, Муха, ты можешь просто ответить на вопрос.
    Леха понял, что Змея лучше сегодня не злить и просто сказал:
    — В столовой.
    Стас облегченно вздохнул.
    — Что нового?
    Лицо Мухи вдруг стало серьезным и он тихо сказал:
    — Еще один парнишка умер.
    Муха и Змей вышли в коридор и подошли к стенду, на котором висел портрет рыжего мальчика, обрамленного черной рамочкой.
    — Еще один…- прошептал Змей.
    Сзади подошел еще кто-то и сказал:
    — Да, жалко пацана.
    Алексей и Стас обернулись. Это был Виктор, по кличке Фокс.
    — Теперь я единственный рыжий в школе, — грустно добавил он.

  5. Церемония давно уже кончилась и все потихоньку разошлись. Одна Александра сидела возле могилы одноклассника и плакала. Она винила себя в том, что пригласила Андрея на свой день рождения. Не сделай она этого, он был бы сейчас жив.
    Саша хотела было уже пойти домой, как вдруг застыла на месте. Она почувствовала его присутствие.
    — О, Боже, только не сейчас и не здесь, — прошептала она и, скрестив руки на груди, закрыла глаза.
    Начинало темнеть. Вокруг не было ни единой души. Только Александра стояла среди могил и крестов. Совсем одна. Дорожки слез стекали по ее щекам. Прохладный ветерок развивал ее волосы. Она была похожа на тонкое одинокое деревце, сломать которое не составляло большого труда.
    Где-то среди могилок бродило нечто, все ближе и ближе подбираясь к Саше.
    Стало совсем темно. Александра вспомнила себя, когда была совсем еще маленькой. Тогда она жутко боялась темноты. И когда мама оставляла ее одну в темной комнате, а ей совсем не хотелось спать, маленькая Саша прижималась спиной к стене. Ей казалось, что если за спиной стена, то сзади уже некому напасть. С защищенной спиной она почти ничего не боялась. Сейчас же она и этого не могла себе позволить.
    А ОНО где-то близко.
    ОНО где-то рядом.
    ОНО приходит за ней.
    «Господи! Помоги мне! Помоги мне, Господи!» — мысленно взывала девочка. Но небеса, похоже, не спешили на помощь к ней. Нечто продолжало медленно, то слева, то справа приближаться. Сейчас ОНО подкрадется и, немного выждав, бросится на нее. В доли секунды неизвестная тварь отделит мясо от костей, забрызгивая кровью кресты. А, может, все будет гораздо проще. Тонкая холодная рука осторожно прикоснется к ее спине, забирая жизненное тепло. Она так же, как Андрей, рухнет на землю и уже никогда не поднимется. Александра так реально представила эту картину, что почти ощущала на себе ладонь этой зловещей руки.
    — А не пора ли тебе домой, детка? — внезапно произнес хриплый голос.
    От неожиданности девочка вздрогнула всем телом и издала звонкое «Ах». Открыв глаза, она обнаружила перед собой огромный черный силуэт.
    — Ты что, здесь ночевать собралась? — сказал он и подошел еще ближе. Это был Демид — сторож кладбища. Этого человека знал весь город, и Александра не была исключением. Еще с полминуты девочка собиралась с мыслями, потом наконец ответила:
    — Да, да, я уже ухожу.
    Она быстрыми шагами направилась к центральным воротам, чувствуя на себе взгляд этого большого человека. Только сейчас она поняла, что как только появился Демид, ОНО исчезло.
    — Спасибо тебе, Демид, — тихонько сказала Саша, проходя под аркой ворот кладбища.

  6. — Ну, тогда держи, козел! — после этих слов Змей со всего размаху заехал по роже стоящему напротив пацану, за которым стояли еще трое. Завязалась драка.
    Змей понимал, что, находясь на чужой территории, работать надо было быстро. Поэтому дрался, максимально используя все свои возможности и преимущества. Он был быстрее своего противника, это давало возможность ему постоянно обходить его на один ход вперед. Но вырубить этого кабана оказалось не такой уж легкой задачей.
    Тут же присутствовали: Муха, Фокс и Славик по прозвищу Лягушонок. Бой был равный — четверо на четверо.
    Война между районами длилась испокон веков, в ней были свои законы и порядки. Но банда Змея плевала на них, за что иногда и расплачивалась.
    Змей начинал уже уставать. Противник оказался действительно крепким орешком, а по правде — жирной непрошибаемой свиньей.
    В тот самый момент, когда Змей собирался провести контратаку, он понял, что этот бой будет не в их пользу, так как заметил в конце темнеющей улицы группу поддержки противника, которая стремительно приближались на помощь своим товарищам.
    Решение было принято незамедлительно. Змей ухитрился провести бросок, в результате которого толстяк оказался на земле. И пока тот пытался встать, Стас помог Лягушонку расправиться с его оппонентом.
    — Испаряемся отсюда! — скомандовал Змей.
    Четверо друзей бросились наутек. После пяти минут быстрого бега Муха, задыхаясь заявил:
    — Похоже, нас преследуют.
    И действительно, за ними гнались человек десять. Увидев это, Фокс заметил:
    — Что-то их многовато, — и ускорил темп.
    Пробежав еще сотню метров, они приблизились к перекрестку.
    — А теперь врассыпную! — крикнул Змей.
    Муха свернул направо. Фокс и Лягушонок — налево. Змей продолжал бежать прямо. Преследователи тоже решили никуда не сворачивать и всей тусовкой двинулись за Змеем.
    «Пора затеряться», — подумал Стас, заметив узкий проулок. Недолго думая, он нырнул в него. Длинная узкая улочка имела многочисленные разветвления и повороты, что было, конечно, на руку Стасу. От невозмутимого Змея осталась только кличка. Теперь он больше походил на зайчика, скрывающегося от стаи голодных волков.
    Налево. Направо. Налево. Направо. И — оп! Преодолевая очередной поворот, Змей слишком поздно заметил приближающегося человека. Произошло столкновение. Сначала послышалось звонкое «мамочка», потом приглушенный снегом удар тел о землю.
    Девчонка! Змей понял это, как только открыл глаза. Под ним лежала девочка. Длинные ресницы, розовые от холода щеки, чуть припухлые губки, аккуратные носик и подбородок.
    Они долго смотрели друг на друга, пока наконец оба не поняли, что лежать на снегу — не самая лучшая затея. Тем более, Змей вспомнил, что за ним гонятся. Когда они поднялись, то обнаружили, что окружены. Дюжина сверстников Стаса образовала плотное кольцо вокруг него и этой девчонки. Все тяжело дышали от только что завершившегося марафона.
    — Тик-так, тик-так, э-ге-гей, нам попался Змей, — сквозь живую изгородь протиснулся коротышка. Он был на две головы ниже Змея. Стас сразу узнал его. Это был Карл по кличке Немец — местный главарь.
    — Тик-так, тик-так, там-тара-рам, Змей попался нам, — весело пел коротышка.
    Сначала он с оценивающим взглядом прошелся вокруг Стаса, затем «подкатился» к девушке.
    — Привет, Саша, — обратился он к ней. — Ты, наверное, домой шла, а этот невежа, — он махнул головой в сторону Змея, — так неаккуратно сбил тебя с ног и так аккуратно примостился сверху.
    Девочка смущенно опустила глаза.
    — Спасибо тебе, Саша, за то, что придержала его, — продолжал говорить Карл. — А теперь иди домой, мама, наверное, заждалась. Выпустите ее!
    Кольцо разомкнулось. Саша быстро выскочила и скрылась в темноте.
    — А к тебе, Змей, у нас особый разговор, — потирая руки, сообщил Карл.
    Змей заметил, как начал улыбаться толстяк, которого он недавно обрабатывал.
    — Да пошел ты, — сказал Стас и кольцо сомкнулось.

  7. Тело чувствовало холод. Тело чувствовало боль. Змей лежал спиной на снегу, раскинув руки и ноги в стороны. Он тяжело дышал, но из его рта пар уже не выходил, Все тело, казалось, было пронизано стальными нитями. Он чувствовал, как тоненький ручеек крови стекает по его подбородку из разбитого носа. Каждый сантиметр его тела не только замерзал, но и болел от многочисленных ударов. Его взгляд был устремлен к небу. Он видел миллиарды звезд, которые беспорядочно шевелились и медленно падали прямо на него, обжигая лицо своим прикосновением. Это были снежинки.
    Здесь тихо, спокойно, холодно и больно… Внезапно Змей услышал торопливые шаги. Кто-то приближался. Стас скосил глаза, пытаясь увидеть, кто это. Темный расплывчатый силуэт быстро подскочил и склонился над ним. Постепенно картинка стала четкой. Длинные ресницы, розовые от холода щеки, пухлые губки и все такое. Девчонка! Это была снова она. Своими руками она очистила лицо Стаса от налипшего снега и предприняла попытку поднять его. Тело Змея пронзила острая, но холодная боль. Попытка не удалась.
    Девушка обошла вокруг лежащего Стаса и, вздохнув, сказала:
    — Если ты мне не будешь помогать, то так и останешься здесь лежать, пока твои глаза совсем не остекленеют.
    Она снова склонилась над ним, обхватывая его под руками. Змей попытался встать. Стальные нити еще больше стянули его тело. «Давай, черт тебя дери! Давай вставай», — это был его собственный голос, который кричал где-то внутри.
    Повинуясь собственному призыву, Стас представил свое тело большим механизмом со множеством рычагов и шестеренок. Осталось только дернуть за рычаг, приводящий в движение нужную деталь. Собрав всю волю в кулак, он представил, как этот самый кулак разжимается и тянется к рукоятке рычага, цепляется за него и тянет. Большая ржавая шестеренка в районе поясницы начала медленно вращаться. Потихоньку его голова приняла вертикальное положение. Теперь он сидел.
    — Вот и молодец, — радостно сообщила девушка. — Теперь встаем.
    И, взяв его под руки, но теперь сзади, начала поднимать. Механизм снова заработал. Стальные нити, сковывающие тело, потихоньку разрывались. Вскоре Змей с помощью своей спасительницы уже делал «первые шаги». Правда, куда они шли, Стас понятия не имел.

  8. — Кто же тебя так? — спросила его женщина средних лет, заботливо осматривая очередной синяк.
    Стас решил воздержаться от ответа и только слегка пожал плечами.
    — Ну, а зовут тебя как? — продолжала она.
    — Стас, — прохрипел Змей.
    — Так вот, Стас, у меня для тебя плохие новости. Похоже, у тебя вывихнут палец. Придется потерпеть.
    Змей почувствовал, как теплая рука женщины обхватывает его безымянный палец.
    — Ну, держись! — как только она это сказала, последовал рывок, что-то щелкнуло и вверх по руке побежала волна боли, которая, пройдя плечо и шею, заставила сильно сжать зубы.
    Стас почувствовал, что палец обрел прежнюю подвижность. Женщина улыбнулась и через плечо позвала:
    — Саша! Доченька! Принеси молодому человеку чашку крепкого горячего чая.
    Через час Змей был уже дома. А еще через полчаса он спал в своей кровати. Впервые за долгое время он так быстро заснул.

  9. На следующее утро у входа в школу Стаса встретил Фокс. По его лицу было видно, что он чем-то озабочен.
    — Здорово, Змей, — сказал он и, увидев синяки на лице товарища, воскликнул: — Ни фига себе! Похоже, вчера они тебя догнали и здорово отделали.
    Змей прищурил заплывший глаз.
    — Они за это заплатят. А ты чего такой нервный?
    — Да с Мухой что-то творится. Он ни с кем не хочет говорить. Может, тебе что-нибудь расскажет.
    Стас закрыл глаза и задумался. После некоторой паузы он спросил:
    — Где он?
    — На втором этаже в туалете.
    — Надеюсь, не в женском?
    Фокс истерически хихикнул и побежал за уже удаляющимся Стасом. Всю дорогу до туалета он рассказывал о том, каким странным выглядит Муха: весь бледный, курит без остановки и прочие подробности. Дойдя до нужной двери, Змей остановился и, повернувшись к Фоксу, сказал:
    — Стой здесь и никого не пускай. Хорошо?
    Тот утвердительно кивнул.
    Зайдя внутрь туалетной комнаты, Стас едва не задохнулся. Все помещение было заполнено едким табачным дымом. Муха стоял в углу, облокотившись спиной о стену. У его ног лежала большая куча окурков.
    — Ты хоть бы окно открыл, — сказал Стас и, подойдя к нему, вырвал очередную подкуренную сигарету из его рук. — Рассказывай.
    Леха по кличке Муха нервно усмехнулся:
    — Я даже не знаю, — начал он, — похоже, я схожу с ума.
    — Заметно, — вставил Змей.
    Алексей, будто не услышав, продолжил:
    — Вчера, когда я пришел домой, все было нормально. Я похавал, телек подыбал… И уже где-то к полуночи собирался ложиться., — он сделал паузу, — потом я пошел в тухаль и… и там… я не знаю, как объяснить…
    — Что там? Говори как есть!
    — Кто-то со мной разговаривал. Прямо там, в туалете.
    Лицо Змея сразу стало серьезным. Глаза приобрели какое-то печальное выражение с оттенком злости. Между тем Муха продолжал:
    — Представляешь?! Кто-то обращался ко мне и называл меня по имени. Мне казалось, что, кроме меня, в туалете находился еще кто-то.
    — Тебе не казалось, — как можно спокойнее сказал Стас.
    Теперь он понял, почему сегодня ему так хорошо спалось. Эта тварь была занята Лехой.
    — Нет, ты не понял., — хотел было оправдаться последний.
    — Нет. Я все понял, — заявил Стас. — В твоем туалете действительно находилось., — тут он запнулся, не зная, как назвать ЭТО.
    — Прекрати, Змей, — было заметно, что Муха злится.
    — Я тебе повторяю, — Стас повысил голос, — в твоем сраном туалете было НЕЧТО, и тебе повезло, что ты еще жив. Послушай, Муха, ты мой самый лучший друг. Мне незачем тебе врать. Эта тварь почти каждый день приходит ко мне. Я не знаю, что это, но ОНО действительно существует. И вчера ночью ЭТО было у тебя и единственное, что ему надо, так это забрать тебя из этого мира.
    Глаза Лехи наполнились страхом.
    — Почему ты ничего не рассказывал?
    Змей утомленно приложил свою ладонь ко лбу.
    — А кто бы мне поверил. Если бы я сам это не испытал, сейчас бы твой рассказ мне показался полнейшей бредятиной.
    Муха схватился за голову и, медленно «съехав» по стене, уселся на корточки.
    — И что нам делать? — обреченно спросил он.
    Ответ Змея был кратким:
    — Не смотреть!
    — Не смотреть? — Алексей не понимал, о чем говорит его друг.
    — Что бы это ни было, что бы ОНО тебе не говорило, на ЭТО нельзя смотреть. Если ты увидишь эту тварь, считай тебя уже нет. Ты труп, кусок мяса.
    — Откуда ты это знаешь? Ведь ты не видел.
    — Зато другие видели и сейчас их портреты висят на стенде в черной рамочке.
    Муха внезапно поднялся.
    — По-моему, Змей, ты боишься. Знаешь, что я сделаю? Я возьму у отца ружье и, если эта говорящая скотина еще раз сунется ко мне в туалет, я ее пристрелю ко всем чертям!
    Сказав это, Муха выскочил из туалета. Змей кинулся за ним.
    — Не делай этого, Муха! — кричал он удаляющемуся однокласснику и другу. — Ни в коем случае не смотри на нее. Слышишь, Муха?! Не смотри!
    — Ты просто боишься, — не поворачиваясь, крикнул Леха, продолжая идти по коридору школы.
    — Ты сукин сын, Леха! Заклинаю тебя, не смотри! — последние слова Стаса прозвучали особенно громко. А так, как была перемена, их услышали многие ребята, вышедшие отдохнуть после урока, среди них была и Александра.

  10. Змей готовился к мести. Он должен отомстить за себя. Этот Карл-коротышка получит свое! Эти мысли занимали основное место в его голове. На втором месте стояла проблема с Мухой. Но Змей надеялся, что Леха образумится и прислушается к его совету. Все-таки они лучшие друзья.
    Сейчас же Стас стоял под огромным деревом в ожидании. Он ждал Карла. Наведя справки, Змей узнал, что три раза в неделю его заклятый враг посещает тренажерный зал, после которого всегда возвращается домой один. Последнее условие особенно радовало Змея.
    Уже было довольно темно, и ему приходилось усиленно всматриваться в прохожих. Прошло больше часа, Змей уже начинал подзамерзать, прежде чем мимо него прошел маленький, но довольно широкий в плечах силуэт с большой спортивной сумкой.
    — Тик-так, тик-так, ой-ой-ой! Кто это идет домой? — достаточно громко пропел Змей, выходя из-за дерева.
    Карл тут же остановился и резко обернулся.
    — Тик-так, тик-так, кто-то сейчас получит в пятак, — продолжал Стас.
    Карл по кличке Немец медленно опустил сумку на снег и прорычал:
    — Мало тебе было? За добавкой пришел?
    Змей потихоньку приближался к Немцу.
    — Тик-так, тик-так, хрю-хрю.
    Коротышка встал в стойку, приготовившись к атаке.
    — Тик-так, тик-так, мяу-мяу, — не унимался Змей.
    Он был гораздо выше Карла, поэтому и руки, и ноги его были тоже заметно длиннее. Пользуясь этим преимуществом, он подскочил к карлику и нанес удар носком своего ботинка прямо по его передней части голени. Сделав это, Стас тут же отпрыгнул. Карл хотел было подбежать к нему, но удар по его ноге был очень эффективным. Теперь он хромал. Змей понимал, что в ближний бой Немца лучше не подпускать, поэтому постоянно отходил и кружил вокруг него.
    Немец же сейчас был похож на циркуль. Хромая нога не двигалась, а с помощью второй он кружился вокруг собственной оси, пытаясь все время находиться лицом к противнику. Но это ему мало помогало. Змей постоянно-то слева, то справа — наносил короткие, но всегда достигающие цели удары. Через несколько минут такого боя было видно, что Карл изрядно помят, и казалось, что исход битвы уже предрешен. Но коротышка оказался не простым соперником. Видимо, он понял, что с такой тактикой он скоро проиграет, и в один из выходов Змея нырнул ему под руку и, обхватив его руками, повалил на снег. Ударившись головой, Стас на несколько мгновений потерял ориентацию. Этих мгновений хватило Карлу для нанесения двух ударов: в плечо и в бок — по почкам. Второй был весьма болезненным. Змей понял, что находится в незавидном положении, поэтому, собравшись с силами, скинул с себя Немца и, откатившись от него как можно дальше, вскочил на ноги. Карл сделал то же самое.
    Тяжело дыша, но по-прежнему сжимая кулаки, они стояли друг против друга, разделенные расстоянием около четырех метров.
    — Что это вы тут делаете? — раздался тихий голос из ниоткуда.
    Змей тут же почувствовал чье-то негативное присутствие и медленно закрыл глаза.
    — Кто здесь? — выкрикнул Карл во тьму, осматриваясь по сторонам.
    — Это вы здесь! — ответил голос.
    — Выходите! — было заметно, что Карл немного испуган. — Это твои штучки, Змей?
    Стас молчал, а голос продолжал:
    — Змей, это твои штучки? Ответь ему…
    Парень продолжал стоять с закрытыми глазами. Если бы не напряженные скулы, то создавалось впечатление, что он заснул стоя.
    — Кто здесь? — спросил коротышка, уже не на шутку испугавшись.
    Ему ответили:
    — Ты хочешь узнать, кто здесь? — говорило нечто. — Сейчас узнаешь…
    — Нет! — это был голос Стаса. — Закрой глаза, Карл. Закрой глаза, как это сделал я, ибо от этого зависит твоя жизнь.
    Карл непонимающим взглядом смотрел на своего недруга, который в свою очередь медленно опустился на колени.
    — Умоляю тебя. Закрой глаза, пока еще не поздно, — говорил он.
    Его руки сгребли ком снега. Вылепив аккуратный, но довольно массивный снежок, Стас сделал то, что никогда еще не делал в присутствии неизвестной говорящей твари. ОН ОТКРЫЛ ГЛАЗА. Он знал, что НЕЧТО неподалеку, но еще не ЗДЕСЬ. Дальнейшие события происходили в течение трех секунд. Стас резко бросил снежок в неподалеку стоявший дом. Затем снова повернулся к Карлу и в два прыжка оказался возле него. Продолжая движение, он повалил его на дорогу и, упав сверху, закрыл его глаза своей ладонью.
    — Если хочешь жить, не двигайся, — сказал Змей.
    Послышался звон разбивающегося стекла. «Попал!» — мысленно обрадовался Стас, но тут же остыл. Он почувствовал, как НЕЧТО, огромное и неземное, тихо приблизилось к лежащим на земле мальчикам.
    Громко залаяла собака, потом скрипнула калитка. На дорогу вышел хозяин разбитого окна.
    — Ты об этом еще пожалеешь, — шепнуло существо на ухо Стасу и исчезло.
    — Ах, вы, падлы! — крикнул мужик, заметив двух «упавших» парней и быстро двинулся к ним.
    — Мы нечаянно, — сказал Карл, выползая из-под потерявшего сознание Стаса.

  11. Открыв глаза, Змей обнаружил, что находится в не известном ему помещении. Бетонные плиты и многочисленные проржавевшие трубы, покрытые испариной, белыми пятнами солей и паутиной, говорили о том, что это мог быть подвал многоэтажного здания.
    Стас поднялся, испытывая еще легкое головокружение. Кроватью, на которой он пролежал неизвестно сколько времени, служила дверь, положенная на кирпичи. Справа от него стоял самодельный стол, на котором расположилась целая коллекция пустых баночек из-под пива. Там же стояла до верху набитая окурками пепельница. Стены вокруг были разрисованы и исписаны всякими непристойностями. Разглядывая их, Змей увидел в дальнем углу этого мрачного помещения Карла. Он сидел в потрепанном кресле без ножек и оценивающе рассматривал Стаса.
    — Где я? — спросил последний.
    — Это наше логово, — ответил Карл.
    Он встал с кресла. Пошарил по карманам. Обнаружив свежую пачку сигарет, распечатал и предложил собеседнику.
    — Как я сюда попал? — задал следующий вопрос Змей, наслаждаясь только что подкуренной сигаретой.
    — Я принес.
    Теперь Стас оценивающе взглянул на Карла, сопоставляя свой вес и рост со скромными параметрами стоящего напротив паренька.
    — Я ответил на твои вопросы, — Карл выпустил струю дыма. — Теперь ты ответишь на мои.
    Стас развел руками, как бы говоря: «Давай».
    — Что ЭТО было?! — Немец задал свой первый вопрос.
    — Я… Я… Я не знаю… — Змей выдержал паузу. — Это что-то вроде демона. Злой дух. Полтергейст… Называй как хочешь.
    — Допустим, — Карл медленно расхаживал от стены к стене. — Что ему надо? Чего ОНО хочет?
    — Он коллекционер, — Стас пытался правильно сформулировать фразу. — ОНО коллекционирует жизни людей, а, вернее, детей-подростков.
    — И как же это происходит? — продолжал допрос Немец.
    — У этой твари есть свои правила игры. Например, она никогда не появляется спонтанно. Сначала покружит чуть поодаль. Даст тебе почувствовать свое присутствие. Потом поговорит с тобой, припугнет. Ну и, наконец, покажется во всей своей красе. Вот тут-то и происходит самое главное. Как только ты встретишься с ним взглядом, считай, все… Каким-то образом эта скотина через твои глаза, а вернее, взгляд, высасывает твою душу, забирает ее себе.
    — А почему именно мы? Я имею в виду, именно нашу возрастную категорию.
    — Вот лично у этой твари и спросишь. Когда она снова к тебе заявится.
    Взгляд Немца заметно изменился.
    — А она заявится?
    — Обязательно, — уверил его Змей. — Если он к тебе пришел один раз, то будет посещать тебя до тех пор, пока ты не станешь частью его коллекции.
    — Почему ты называешь ЭТО то ОН, то ОНА, то ОНО?
    Стас рассмеялся:
    — А ты как ЭТО ни называй, все равно правильно не будет.
    — Откуда ты все это знаешь?
    — Ты забываешь, что коллекционер умеет разговаривать. Он мне сам рассказывает что, где и как. Мы с ним давние «друзья».
    Карл был поражен.
    — Неужели ты ни разу не хотел посмотреть на ЭТО?
    — Хотел, но не могу.
    Карл перестал мерить шагами комнату и, усевшись в свое кресло, непонимающим взглядом уставился на Змея.
    — Дело в том, — начал объяснять тот, — что у меня есть защитная реакция. Каждый раз, когда я хочу посмотреть на ЭТО, я теряю сознание. Мне это все так надоело, что если бы не эти обмороки, я давно взглянул бы в чертовы глаза этой твари.
    — Теперь понятно, почему ты отключился, — заметил Карл. — Но еще мне одно не понятно, зачем ты окно разбил?
    Змей привстал, чтобы потушить сигарету в пепельнице.
    — У коллекционера есть кое-какая слабость.
    — Да неужели! — вырвалось у Немца.
    — Он не терпит присутствия взрослых, зрелых людей. Если с тобой мама или папа — тебе нечего бояться. А когда я разбил стекло, вышел хозяин. Считай, он нас и спас. Кстати, как ты отмазался от него?
    — -Я мастер придумывать истории, — ответил Карл.

  12. Уже подходя к школе, Змей почуял, что-то неладное. У входа в здание стоял весь его класс. Все стояли, склонив головы и украдкой перешептывались между собой. Навстречу Стасу вышел Фокс. Его мрачное лицо не сулило ничего хорошего. Они молча поздоровались. Твердый взгляд Стаса против печального взгляда Виктора.
    — Кто? — осторожно спросил Змей после долгой паузы.
    Глаза Фокса стали еще печальнее.
    — Муха., — прошептал он.
    Острые иглы пронзили сердце, а к горлу подкатился горький комок. Муха мертв. Сначала эта мысль была расплывчатой и непонятной. Но спустя еще несколько секунд она прочно и четко отпечаталась в мозгу Стаса, оставляя после себя какую-то внутреннюю пустоту, которую уже ничем нельзя было заполнить.
    Змей развернулся и побежал прочь. По его щекам текли слезы, сдуваемые встречным ветром. Он плакал. Муха мертв. Это означало, что Стас тоже наполовину умер. Он бежал что было силы. Так быстро он еще никогда не бегал. А еще он никогда не плакал.
    Через 10 минут он был уже возле ворот Лешкиного дома. Тут уже стоял фургон с надписью «Милиция» и еще один — скорой помощи. По аллее к дому мимо него прошли двое мужчин с носилками, накрытыми простыней. «Прощай, Леха», — мысленно сказал Стас. Мама Алексея встретила его со слезами…
    Позже выяснилось, что ночью, когда все уже легли спать, из комнаты Алексея раздалось два выстрела. Отец и мать сразу же бросились туда. Дверь была заперта изнутри, и пришлось ее выломать. Но, как оказалось, было уже поздно. В углу комнаты лежал Алексей. В руках у него было отцовское ружье, а в стене дырка. От чего умер он, предстояло еще выяснить.
    Когда все доктора и следователи с помощниками покинули дом Мухи, Стас решил посмотреть на «место смерти», то есть Лехину комнату.
    Здесь, как всегда, все было чисто и аккуратно. Книги на одной полке, тетради на другой. Кровать опрятно заправлена и т. д., и т. п. Что ни говори, а Леха умел следить за порядком. Вот только разбитое окно от одного выстрела и дырка в стене от другого портили идеальный вид внутреннего убранства комнаты.
    Внезапно Стас вспомнил, что Муха вел дневник, хотя усиленно пытался скрыть, так как считалось, что это чисто девчачий удел. Долго искать не пришлось. Пройдясь по полкам, Змей заглянул в ящик стола. Кроме набора ручек и карандашей, там лежала толстая желтая тетрадь. Открыв ее, он сразу понял, что это то, что надо. Стас поднял свитер и засунул тетрадь за пояс. Одев куртку, чтобы скрыть украденное, он вышел из комнаты.
    Только оставшись наедине с самим собой в своей штаб-квартире, он достал «сокровенные мысли» Мухи.
    «…Трудно во все это поверить. Сначала я подумал, что схожу с ума. Но после рассказа Стаса и второго разговора с Голосом, я понял, что все это происходит по-настоящему. Эта тварь в самом деле существует. Сегодня Голос пообещал снова прийти. Ночью. Я буду готов его встретить. Стас говорил о том, что бы ни в коем случае не встречаться с ним взглядами… Я не очень-то в это верю, но советам пренебрегать не буду. Вообще-то глаза мне его ни к чему. Мне бы тело его увидеть. Думаю, двух выстрелов из слоновьего ружья эта тварь не выдержит, только бы прицелиться успеть получше. Ни пуха мне, ни пера».
    На этом дневник заканчивался.
    — -Видно, обхитрил тебя коллекционер, Муха, — прошептал Змей, закрывая тетрадку.

  13. Как всегда, после тренировки по всему телу растекалась приятная усталость. Но Карл не ощущал это так, как всегда. Все его мысли были заняты вчерашним разговором со Змеем. Все это казалось слишком фантастичным и нереальным. Неужели все это по-настоящему? Неужели коллекционер действительно существует? Если да, то как от него избавиться? Слишком много вопросов. А помощи просить не у кого. Родители все равно не поверят. А будешь настаивать, поведут к психологу, который тоже будет ссылаться на слишком живое воображение мальчика.
    Погруженный в свои мысли, Карл не спеша дошел до ворот дома и уже хотел было открыть калитку. Сделать это ему помешал голос:
    — Здравствуй, Карл.
    Тоненькая змейка холодного страха пробежала по позвоночнику мальчика, заставив чаще биться сердце. Карл сразу же понял, кто хозяин приветствия. Этот полный равнодушия голос забыть было невозможно.
    — Пошел прочь! — ответил Немец, сильно зажмурив глаза.
    — Зачем же так…
    Карл почувствовал за спиной какое-то перемещение — не сильные, но ощутимые вибрации воздуха. Как будто мимо прошел кто-то огромный, не издав при этом ни единого шороха.
    — Я подожду, — бесстрашно сообщил голос.
    Карл немного успокоился, узнав, что существо ничего не будет предпринимать.
    — Ничего у тебя не выйдет, — сказал он. — Я спокойно с закрытыми глазами дойду до дома, а там мои родители. Ты ведь не любишь родителей?
    — Паршивый Змей! — взревело чудовище за спиной Карла так, что тот вздрогнул всем телом. — Это ведь он тебя научил?
    Мальчик не ответил. Он на ощупь искал ручку двери.
    — Пришло время разобраться с этим змеенышем, — голос перестал быть равнодушным, теперь он источал ненависть и злость.
    — А с тобой я разберусь позже! — НЕЧТО исчезло.
    Карл еще около десяти минут стоял с закрытыми глазами, пытаясь прийти в себя.

  14. Стас много раз был на кладбище. Но ни разу ему не было так больно. Обычно кладбище служило полигоном для их детских игр или парком для прогулок при закате. Теперь же он сидел возле могилы лучшего друга, мысленно оплакивая товарища. В руках у него были бутылка водки и пачка сигарет. Змей собирался уже начать импровизированные поминки, но вдруг услышал голос:
    — Это не выход, — раздалось откуда-то из-за спины.
    Стас медленно обернулся. Это была Александра. Он посмотрел на нее ничего не выражающим взглядом и снова отвернулся.
    — ЭТОо надо остановить, — сказала девочка, подходя к Стасу. Теперь в его взгляде мелькнуло удивление.
    — Что остановить? — спросил Змей.
    — Ты прекрасно знаешь, о чем я, — серьезно заметила Саша, садясь напротив него. — Надо остановить ЕГО, — на последнем слове она сделала особое ударение.
    Парень усмехнулся:
    — И как ты это намериваешься сделать?
    — Давай подумаем вместе, — невозмутимо ответила она.
    — Давайте подумаем, — сказал голос.
    Реакция детей была одинаковой — они оба закрыли глаза. Они оба почувствовали ЭТО. ОНО было здесь.
    — Здравствуйте, детки, — сказало ОНО.
    Саша на ощупь нашла Стаса и прижалась к нему всем телом.
    — Что бы ни случилось, не открывай глаза, — прошептал Змей.
    — Я знаю, — ответила она. — Я знаю…
    — Я знаю, я знаю, — передразнил голос. — Слишком много ты знаешь, детка. А знаешь ли ты, что тот, к кому ты так прижимаешься, оставит тебя здесь одну со мной.
    — Нет! — уже сквозь плач крикнула Саша.
    — Да! — тон голоса был издевательски надменным.
    — Слушай меня внимательно, — Змей говорил быстро, боясь не успеть. — Через несколько минут я потеряю сознание… Там, прямо за моей спиной в метрах 200 находится домик сторожа. Ты… можно…
    Похоже, это произошло гораздо быстрее, чем ожидал Стас. Его тело внезапно обмякло в объятиях девушки. Александру охватил панический страх. Одна посреди огромного кладбища с потерявшим сознание мальчиком и в компании неизвестного монстра. Но хуже всего было то, что она ни под каким предлогом не должна была открывать глаза. Светила ли сейчас луна или небо было в тучах? Саше было все равно. Ее сознание было в царстве тьмы. А как бы хотелось ей вскочить и побежать со всего духу куда глаза глядят. Но делать этого было нельзя. Потому что где-то рядом за ней наблюдает НЕЧТО. ОНО только этого и ждет.
    — Вот мы и наедине, — прошептал голос.
    Из зажмуренных глаз Саши бесконечным потоком текли слезы. Она аккуратно освободилась из объятий Стаса и заставила себя ползти.
    — Какая смелая девочка, — говорило ОНО, находясь все время поблизости. — Куда же ты ползешь?
    Александра не отвечала. Перебирая руками и ногами, она тихонько продвигалась вперед. Молила Бога о том, чтобы выбранный ею путь оказался правильным и чтобы сторож Демид находился сейчас в своем домике. Саша боялась встать на ноги, ей казалось, что, поднявшись, она быстро собьется с пути.
    — Сашенька. Неужели ты не хочешь посмотреть на меня? — голос, казалось, шептал ей прямо в ухо. — Вдруг я совсем не страшный.
    Пальцы девочки начало сводить судорогой от переохлаждения. Казалось, в руки вонзились сотни маленьких иголочек, которые с каждым новым прикосновением к снегу вонзались еще глубже. Но Саша не думала о руках, сейчас у нее была только одна цель — ползти. А вдруг она движется не в том направлении? Эта мысль заставила ее остановиться. Она понятия не имела, сколько метров проползла. Но что если все эти метры были направлены не в ту сторону? Решение пришло внезапно.
    — Помогите! — закричала она что было силы.
    Если сторож дома, он обязательно услышит.
    — На помощь! — еще раз крикнула Саша, надрывая связки.
    Нечто подкралось ближе. Александра буквально улавливала каждое его перемещение. Создавалось впечатление, что существо имеет огромное и мощное биополе, которое можно было почти потрогать. Но такого желания у Саши не возникало.
    — Ты просто умница, детка, — сказал неведомый собеседник девочке. — Открой глазки. Ты станешь лучшим экземпляром в моей коллекции и все это закончится.
    На минуту Саше показалось, что она была уже готова открыть глаза. Ведь это так просто. Раз и все. Никаких страданий и мучений, надо просто открыть уже сильно уставшие от постоянного напряжения веки. Но это была минутная слабость. Девочка вовремя опомнилась и продолжила звать на помощь.
    — Ах, ты маленькая дрянь, — биополе коллекционера источало зло и ненависть. — Даже если тебе удастся сегодня уйти от меня, то я приду завтра, и каждый день я буду навещать тебя. Твоя жизнь будет сплошным кошмаром. И ты не сможешь ничего изменить. А если ты проявишь большое упорство, то, может, я и к твоим детям наведаюсь. ПОЗЖЕ.
    Саша звала на помощь, пока ее голос окончательно не сел. Ее никто не слышал, а если и слышал, то не спешил на помощь. Ей ничего не оставалось делать, как только продолжить свой путь в неизвестность. Ее руки замерзли настолько, что ниже локтя она уже ничего не ощущала. Тем не менее она продолжала свой путь. Переместившись по прямой еще на несколько десятков метров, она уткнулась в преграду. На ощупь Саша определила, что это забор. Ограда вокруг кладбища или вокруг домика сторожа? Девочка еще раз потрогала заграждение. Это были вертикально стоящие деревянные доски, плотно сбитые между собой. Это обстоятельство очень обнадеживало, так как Саша помнила, что вокруг кладбища забор был железный. До ее цели оставалось всего несколько метров. Вопрос был в том: найдет ли она там спасение. Где-то в самом далеком уголке своего сознания Александра верила, что в этом маленьком сторожевом домике она найдет убежище от преследующего ее монстра. Встав на ноги, она ухватилась за край забора и, подтянувшись, перевалилась через него.
    — Твоему упорству можно только позавидовать, — сказал коллекционер за спиной у девочки, буквально разметав своим дыханием ее волосы.
    Саша пыталась не реагировать на заявления спутника, неведомого и ужасного одновременно. Страх пронизывал ее до самых костей, но она боролась, как могла. Ползком она быстро преодолела еще несколько метров, пока не уперлась головой в стену. Вот и дом! Снова поднявшись, она хотела было опереться о стену здания, но вместо этого наткнулась на холодное стекло. От неожиданности Саша нечаянно открыла глаза и увидела себя. По телу пробежал холодок ужаса. Прошла секунда длиною в вечность. До конца не осознав, что и как, она снова зажмурилась.
    Быть может, уже поздно? Может, ее уже нет? Стала частью зловещей коллекции? Тем не менее Александра дышала, мыслила и все еще ощущала ладонями холодное стекло. И хотя ее веки были опущены, перед глазами все еще стояла только что увиденная картинка. Только сейчас она поняла, что это ее собственное отражение. Полная и яркая луна превратила оконное стекло в зеркало. Но что-то было не так. Мысленный образ увиденного мгновенно снова возник в памяти. Что-то было не так. Она увидела себя — почти фиолетовую от мороза. Она видела огромный диск луны… А среди деревьев за своей спиной она видела ЭТО. ННЕЧТО. ОНО не было ни человеком, ни животным. Размером со слона, но с телом гориллы. Все его тело было покрыто какими-то большими пупырышками, бликующими от света луны. Никаких признаков лица или волосяного покрова. Только пупырышки с темной точкой посередине, до боли что-то напоминающие. Внезапно ее ноги подкосились, и она коленями уперлась о стену. По щекам катились холодные слезы. Больше всего на свете Александра хотела сейчас потерять сознание, как это происходило со Стасом. Ужас прокрался в ее легкие и сдавил грудь. Она узнала бугорки, покрывающие тело монстра. Это были ГЛАЗА. Чудовище полностью состояло из глаз. И все они работали как один. В памяти девушки все они смотрели на ее спину, а не на отражение. Быть может, это и спасло ее.
    — Похоже, хозяина нет дома, — напомнило о себе НЕЧТО. — Что ты будешь делать дальше?
    Вместо ответа Саша ударила руками по стеклу. Окно задребезжало. И девочка представила, как ее отражение задергалось в такт вибрации стекла. Ее вдруг осенило. Спасение внутри! Теперь она это знала точно — там был шанс на спасение. Осталось только попасть внутрь. Александра размахнулась и со всей силы ударила обеими ладонями по окну. Раздался звон бьющегося стекла. Левая рука стала влажной. Это была кровь. Из-за жуткого холода боль почти не ощущалась. Девочка влезла на подоконник, ощущая спиной движение ГЛАЗ за ней. Пробравшись внутрь, Саша на ощупь начала исследование комнаты. Спустя некоторое время она нащупала ванную комнату. Кое-как найдя выключатель, Саша включила свет в ванной.
    — Ты думаешь, я боюсь света? — прошептал коллекционер. — Зря стараешься. Сейчас поздний вечер. И впереди у нас с тобой целая ночь.
    Все еще сильно сжав веки, Саша прошла в ванную и, двигаясь вдоль стены, наткнулась на то, что искала. ШАНС. Это был шанс на спасение себя и тех, кто еще жив и не подозревает о существовании дьявольского отродья. Твари, именующей себя коллекционером. Александра повернулась лицом к стенке, к висящему на ней предмету.
    — Я согласна, — тихо произнесла она и почувствовала, как монстр протиснулся в ванную и занял почти все ее свободное пространство.
    — Я открою глаза, — шепотом добавила Саша, заливаясь бесконечным потом слез.
    — Умница, дочка! — девочка не сомневалась, что каждый глаз этого чудовища сейчас смотрит на нее.
    — Повернись, детка, — сказала тварь.
    — Смотри, урод! — вскрикнула Саша и, сорвав со стены зеркало размером с журнал и выставив его перед собой на уровне своего лица, резко обернулась.
    Зеркало в руках Александры задрожало. Послышалось слабое гудение, которое все нарастало и нарастало. Через несколько секунд от этого звука ломило голову. В комнате не понятно откуда поднялся ветер, который был направлен прямо в вибрирующее зеркало. Создалось впечатление, что оно стало своего рода пылесосом. Когда гудение достигло апогея, Саша почувствовала, как в зеркало что-то втягивается. Внезапно гул стих и вместо него раздался хлюпающий звук. После чего зеркало лопнуло прямо в руках девочки. В ванной погас свет и наступила тишина. Александра еще около минуты стояла, вытянув дрожащие руки, потом опустилась на пол и заплакала, но уже от радости. Глазастая тварь исчезла. Саша не видела это, так как все еще сидела с закрытыми глазами, она это знала. Было так тихо, что слышала стук собственного сердца. Позже послышались торопливые шаги возле дома.
    — Саша! — это был голос Стаса. — Саша! — кричал он, пролезая в окно.
    Александра лежала на полу в ванной, а на ее лице была усталая улыбка. Впереди была еще целая ночь, которую можно провести с открытыми глазами.
Поделиться
Отправить
1 мес   рассказы
Популярное